История воздушных за́мков и замкóв.

.

(Посвящается всем, кто не разучился мечтать)

 

«Если слушать во все уши и смотреть во все глаза, то обязательно постигнешь то, что ранее было непостижимым…»

 

Отрывок из фантастической повести, основанной на вполне реальных событиях

 

Город медленно накрывала ночь. Голоса за окном становились все тише, пока совсем не исчезли во тьме. Во дворе одиноко мерцал старинный фонарь, под которым задумчиво сидела черная, как сама ночь, кошка. Впрочем, ее так и звали «Какночь».

Городские часы пробили полночь, весь дом спал, только сон Мирты окончательно испарился. В окно подул свежий ветерок, он осторожно раскачал тонкие занавеси, и девочке показалось, что это огромные паруса, которые влекут ее корабль в неведомые страны. На улице погасили фонарь, и в комнате стало совершенно темно. Чтобы заглушить страх, она стала шептать слова старой считалочки, которая пришла ей на ум: «Раз, два, три… Пантень, приходи. Четыре, пять… начинаем мы играть. Шесть, семь… оставайся насовсем».

— Ау, я здесь, — прошептал Пантень, и деревянные половицы слегка заскрипели под его ногами.

— Ты, правда, остаешься навсегда? — спросила его Мирта, ничуть не удивившись.

— Останусь, — ответил знакомый голос из глубины комнаты.

— И тебе не страшно в темноте?

— Я не боюсь ничего на свете! — улыбнулся он.

— Почему я тебя не вижу?

— Смешная, ты ведь слышишь. Разве этого мало? Спи, я сейчас очень занят, я должен многое успеть, подожди до утра…

— А что успеть? Мы будем играть? — не отставала девочка

— Будем.

— А во что?

Пантень молчал.

Мирта не умела и не любила ждать, а слово «завтра» вызывало у нее бурю возмущения: «Не понимаю, — думала она, — зачем ждать и откладывать на потом то, что может быть таким интересным сейчас, ведь никто не знает, наступит ли завтра».

— У тебя совершенно нет терпения, — часто говорила ей бабушка, когда внучка, не дожидаясь обеда, украдкой отрезала себе кусок яблочного пирога. — Ты уже большая и должна знать, как ведут себя настоящие леди.

— И как ведут себя эти «настоящие»? — недовольно морщилась Мирта.

— Они терпеливые, вежливые и послушные, делают то, что говорят им старшие, а ты абсолютно отбилась от рук! — Вздыхала старушка, ее лицо становилось совсем печальным.

В эти минуты девочке очень хотелось исправиться и порадовать бабулю. Она представляла себе, как с завтрашнего дня встанет ровно в семь, сделает зарядку, аккуратно заплетет волосы, а затем вовремя придет в школу и будет старательной. По мере раздумий список ее полезных дел увеличивался и возрастал: нужно полить цветы, помочь бабушке с ужином, вымыть посуду, быть терпеливой к младшему брату, подклеить папину любимую книгу, а еще пришить плюшевому ежику новый пуговичный нос. Он совершенно утратил нюх после игры с пуделем Рокки. Под конец этого наиважнейшего списка Мирта почувствовала себя ужасно уставшей и подумала: «Как же скучно быть послушной и хорошей, но ведь надо постараться, тогда все будут довольны».

— Сегодня у меня все получится! — точно заклинание, повторяла себе под нос девочка, когда шла на следующее утро в школу.

Весеннее солнышко озаряло все вокруг. Нарциссы и тюльпаны на клумбах приветливо кивали своими головками, а рядом с ними на клумбе сидела черная кошка Какночь.

— Мяу-мяууу, — промурлыкала она.

Мирта остановилась и подумала: «Колбаски хочет!». Она присела на зеленую садовую скамейку и достала из пакета бутерброд.

— Кушай, милая!

Кошка подошла ближе, обнюхала бутерброд, фыркнула и самоуверенной походкой отправилась к желтому дому напротив.

— Какая ты гордая, — улыбнулась Мирта, — прости, мышек у меня нет, лови их сама.

— Мяу, вот еще выдумала! — оглянувшись, ответила кошка. Но девочка не удивилась, потому что всегда знала, если слушать во все уши и смотреть во все глаза, то обязательно постигнешь то, что ранее было непостижимым…

Она облокотилась на спинку скамейки, поглядела на небеса и замерла от удивления: над крышей желтого дома, в который только что вошла кошка, прямо из ниоткуда вырастали огромные, пестрые облака. Они светились всеми цветами радуги и медленно проплывали по небу гигантскими фиолетовыми китами, пролетали диковинными золотыми птицами, а некоторые медленно проползали синими ужами и лиловыми черепахами.

Облачные картины натолкнули ее на странную мысль: «А что если, — подумала она, — открыть дверь вон того желтого дома, забраться на крышу и поближе рассмотреть необычные облака. Вдруг это проделки Пантеня. Обещал поиграть, но исчез».

Мирта на всякий случай оглянулась по сторонам, чтобы убедится, не догадывается ли кто-то еще о ее мыслях: справа под ветвистой ивой сидел усатый дедушка, который с важным видом читал газету. Его очки сползли на самый кончик носа, он то и дело поправлял их, но похоже те не желали слушаться. Слева по дорожке уныло брел одноклассник Яшка. Волосы у мальчишки были взъерошены, а под глазом красовался фингал. На трамвайной остановке привычно толпились люди, никто из них не обращал внимания ни на диковинные облака, ни на дверь желтого дома. «Очень хорошо, они ничего не видят!» — обрадовалась девочка.

— Так ты дверь откроешь? — спросил ее Пантень. Он внезапно возник прямо перед ее носом.

— Ой, Пантеньчик, где же ты был? — Обрадовалась Мирта,— ты обратил внимание на эти чудные облака?

— Скорее наверх, уже начинается! — загадочно закивал он головой и, взяв девочку за руку, потянул ее к двери желтого дома.

Дверь жалобно скрипнула. За ней было темно и сыро.

— Не бойся, иди вперед! — замяукала черная Какночь, сидевшая на каменной ступеньке.

Ноги девочки в полосатых гольфах стремительно мчались на самый верх.

— Выше, выше, быстрее! — гудел где-то впереди голос Пантеня.

Ступеней было слишком много. Мирта останавливалась и тяжело дышала, но Пантень постоянно подгонял ее.

— Тебе хорошо – ты ведь просто тень, поэтому ни капельки не устаешь. — запыхавшись, говорила она ему.

— Это ты «просто», а я совсем не прост! — обижался Пантень, — я основа Вселенной, часть черной материи, но тебе этого не понять!

— Как же, знаю я твои сказки, — язвила Мирта, — в мире теней наверняка нет электричества, да и писать ты не умеешь. Ведь какой смысл в письме, когда в темноте все равно ничего не прочесть.

— Между прочим, — снисходительно смеялся он, — уровень освещения не влияет на объем и усвоение знаний, а мои глаза устроены совершенно по-другому. Я прекрасно вижу в самую темную ночь!

— Ага, как кошка, — хихикала Мирта.

— Мяу, хватит спорить, — заурчала Какночь, — мы почти пришли.

Она поскребла лапкой о стену и из темного угла брызнули лучи яркого света. Через секунду они оказалась на крыше!

— Вот это да! Крикнула Мирта, — красотища!

— Восемнадцатый этаж, облака под рукой, лепи из них, хочешь замки, а хочешь пироги, — добавил Пантень.

Девочка протянула руку и дотронулась до облака, которое напомнило ей рожок мороженного, но как только оно ощутило ее прикосновение, то сразу же потемнело и испарилось.

— Эх, какая же ты непонятливая, — пробубнил Пантень, смотри, как надо!

Он на мгновение закрыл глаза, поднял руки и глубоко вздохнув, сказал:

— Воздух и вода

Вместе навсегда.

Дух мой так могуч,

Я — Повелитель туч!

Громадные облака на мгновенье замерли в небе, а потом, словно повинуясь словам Пантеня, завертелись, закружились над его головой, превращаясь в вихрь.

Мирта стояла, не шелохнувшись. Она боялась даже вздохнуть, чтобы не помешать другу. Только Какночь со скучающим видом почесывала себя за ухом.

Вихрь остановился в воздухе и повис над головой Пантеня. Подобно большому пчелиному рою он ревел и стонал, как будто хотел освободиться от власти своего хозяина. В эту минуту Пантень дотронулся до ближайшего облака и что-то быстро прошептал.

Тучи сразу же повиновались и стали превращаться в нежно-сиреневые фиалки, которые заморосили душистым дождем. Головы девочки и кошки покрылись фиалковыми шапками и выглядели весьма забавно.

— Потрясающе, — изумленно прошептала Мирта, — неужели они настоящие?

— Самые, что ни есть всамделишные, зевнула Какночь, лучше бы рыбку наколдовал или молочный дождик.

Пантень кивком откинул волосы назад, помахал в воздухе руками, отгоняя фиалки, словно надоедливых мух, и гордо заявил:

— Я вам не какой-то колдун низкого пошиба, я владею стихией! Учитесь.

— А можно теперь я попробую? — спросила девочка.

— Нет, нельзя. В следующий раз, — проворчал он, — целый день впустую, ничего не сделал, ничего не успел. У меня столько дел! Заболтала ты меня совсем.

— Я заболтала? — возмутилась Мирта.

— И завтра, не жди меня, я не приду. Я буду очень занят. Вернусь, когда захочу, когда сам решу! Пока, не скучай.

После этих слов Пантень исчез так же внезапно, как и появился, а фиалковые облака начали медленно растворяться в золотистых лучах солнца.

Кошка и девочка переглянулись.

— Что это с ним? Он что – обиделся? — удивленно спросила Мирта у Какночи.

— Нет, — ответила та, — подмигивая девочке левым глазом, — не бери в голову, он как всегда беспокоится… Ты не представляешь, сколько у него еще дел…

(продолжение следует)

21.07.2011

© Copyright Эль Ламат 2011

Отзывов (2) на «Эль Ламат — История воздушных за́мков и замкóв.»

  1. Марина Дорих пишет:

    Круто! Особенно кошка понравилась, говорящая, да ещё и с именем таким прикольным «Какночь» (слитно). В общем здоровский рассказик. Добрая позитивная сказка. люблю хорошие сказки, особенно со счастливым концом. Временами сама как ребёнок. Знаешь, ты так много вплела сюда… и заклинание повелителя туч, и тёмную материю, и фигурные облака, с которых появились фиалки… Даже взрослому интересно прочитать. В общем жду продолжения. Вдохновения тебе и лёгкого пера!

  2. Ламат пишет:

    @ Марина Дорих: Спасибо милая Марина. *IN LOVE*

Ваш отзыв