В засаде

.
Дим Саныч осторожно постучал в дверь. Ответа не последовало. Убрал палку, которой была подперта дверь. Осторожно переступил порог. Нехитрое убранство было знакомо Дим Санычу. Во многих таёжных походах туристам приходилось встречать подобные избушки, которые назывались «зимовьё«. В них жили зимой охотники, ведя промыслы в труднодоступных местах. Обычно неподалёку устраивали лабаз, где хранили от диких зверей припасы.

Кюнняй и Туора

.
Кюнняй, крепкая и жилистая старуха, несколько лет жила одна. Муж её не вернулся с охоты. Первые полгода она ждала мужа, прислушиваясь к каждому стуку за окном. Потом взяла нож, ружьё и на неделю ушла в тайгу. Пришло время  пополнять запасы еды и пытаться найти хоть какие-либо следы пропавшего. Надо было жить и выживать одной. Это было непросто, так как якутке шёл уже девятый десяток.

У цели

.
Ильдар с трудом отыскал крошечное место для посадки вертолёта. Когда лопасти винтов замерли, установилась удивительная тишина. Вокруг были нетронутые цивилизацией места. Тишину нарушал только крик одинокой птицы, встревоженной непонятным шумом.
.
Спасатели чувствовали себя первопроходцами. Дыгын и Айтал, коренные якуты, первыми прыгнули в открытый люк вертолёта. Саян и Шада, ребята из Улан-Удэ, неторопливо стали выгружать снаряжение. Олег Свиридов, майор МЧС, бережно вынес драгоценный прибор. Он с ним не расставался ни на минуту. Даже когда ложился спать, брал «Сапфир» в свой спальный мешок. И, к тому же, Олег был единственным, кто был при оружии. В тайге всякое могло случиться, опасностей предостаточно.

Поиски пропавшего путешественника

.
– Есть метка! – Возбуждённый крик Олега перекрывал шум вертолётного двигателя.
.
Этой метки на «Сапфире» ждали уже вторую неделю полётов над тайгой Южной Якутии. Спасатели приникли к монитору прибора, затем к иллюминаторам МИ-2, надеясь увидеть на земле признаки жилья или что-либо похожее на место пребывания человека. Новейшая разработка института генной инженерии позволяла фиксировать микросигналы клеток ДНК на тонких уровнях в радиусе полукилометра. И совсем неважно, жив ли объект поиска или нет.

.

Тринадцатое («Ушёл и не вернулся…»)

 

31 марта 2013 года в одиночное путешествие по просторам России ушёл Антон Шумак. Этот поход был давнишней мечтой моего Учителя. 750 дней было в плане маршрута. К слову сказать, он был не один. Рядом с ним в пути была его овчарка и кошка.

 

Читать полностью »

Тринадцатое («Небо» управляет жизнью») 

.Вадима с детства привлекало небо. Ещё в школе мечтал стать военным лётчиком, служить в морской авиации. Мечты не стали былью… А высота манила. Будучи студентом, увлёкся горным туризмом. Такие красоты открывались с вершин, трудно словами передать. Это надо прочувствовать самому. Реже стал в горы ходить, когда полтора десятка лет назад занялся бизнесом.

Читать полностью »

Тринадцатое («Первый полёт на воздушном шаре»)

.Несколько слов перед изложением рассказика.

Ровно месяц назад написал резюме, где посетовал на трудности в стихописании. Думал: перейду на прозу, там есть что писать (много дневниковых записей), и, не спеша, стану хоть каждый день что-либо писать. А со стихами как-то сложнее. По неделе корплю над рифмами и слогом…

Читать полностью »

ромых

Тринадцатое («Дождливое воскресение»)

.

– Дим Саныч, поздравляю! – В дверь без стука ворвался Вадим Уткин.
– Вадим, ты что, правда, не шутил? – Вместо приветствия вымолвил Климов. Голова Вадима Борисовича была гладкой и круглой, как спелая тыква.

Читать полностью »

Ларкина вредность…

.

Навеял… — http://stihi.ru/2013/01/01/7163

В детстве я лето всегда проводила в деревне у бабушки и когда мне было года 4 появился новый  сосед — на год моложе, Санька звали.
очень подружились, он с утра и ко мне — родители целый день на работе  —
а я с бабушкой — она не мешала нам никогда, и даже больше того —
если мы что-то не поделим — бабушка — всегда принимала Санину сторону(потому что меньше?потому что гость?) — не знаю, тогда не догадалась спросить — теперь — некого…

Читать полностью »

 первое (лесной праздник) ¡ ¡ ¡

.

Мои маленькие друзья решили не отменять наш предновогодний праздничный ритуал. Каждый последний день уходящего года мы шли в лес, наряжали небольшую елку. Всегда одну и ту же. А часов с десяти вечера собирались вокруг нее и веселились. Традиция у нас такая. И, если позволяла погода, то до часу ночи водили хороводы, пели, смеялись, кувыркались в сугробах и пили чай из большого армейского термоса, который был у нас на кухне.

Читать полностью »