Юрий Перетокин – Поход

Рубрика: Инсайт, ПрозаПросмотров: 1 822 Ваш отзыв

Поход

 .

Теплый вечер запахами трав кружил голову. Застеленное размытыми, белесыми облаками небо стерло контрасты ландшафта. Дышалось легко и задумчиво.

Наша группа 6-б класса цепочкой шла по тропе вдоль леса. А с правой стороны было ярко-зеленое море лугов и маленьких, приболоченных,  округлых озер. Но комаров ещё не было.

Буквально через год там будет море. Всего лишь для одной, относительно небольшой,  гидроэлектростанции. Но море протянется на 110 километров в длину и в некоторых местах до 20 км в ширину. Оно изменит раз и навсегда климат города, ради которого и создавалось. Летом море будет покрываться зеленым слоем гниющих водорослей, с нешироким фарватером, для несущихся по расписанию катеров на подводных крыльях. Но это будет потом.

А сейчас был трехдневный поход по местам «боевой славы». Организовали его совсем молоденький наш учитель физкультуры и историк старших классов – Георгий Степанович. Георгий Степанович прошел всю войну, но бои на Лютежском направлении запомнились не только многочисленными ранениями, но и потерями самых лучших и верных друзей. Поход этот был скорее ему нужен. И он хорошо вписался в те времена в доктрину патриотического воспитания. Однако, для нас, школьников, изможденных почти девятью месяцами сидения за партами, это было приключение и праздник.

Послышалась команда физрука Саши:

– Внимание! На этой полянке будем устраивать ночлег. Ставить палатки, собирать хворост…

Я решил пойти собирать хворост со своими двумя приятелями: Жоркой и Валеркой. Но к нам прилепилась еще и Ольга. Совершенно ни к чему и даже во вред. Мы тут же решили игнорировать её присутствие и не разговаривать с ней. А чтобы попугать, специально договорились зайти поглубже в лес и прикинуться, что заблудились. Эта идея нам подняла настроение. И вот почему. Оля была худощавой и очень красивой девочкой. Это стало известно, когда мы повзрослели. А так –  это была староста класса: страшно занудливая и принципиальная. Весь год она нашу тройку тиранила с садистским рвением. То ей мы обязаны были повысить успеваемость, то за прогулы на собраниях унижала. А уж за драки, без которых и школа – не школа, говорить нечего.

Я взял маленький топорик, а Валерка метров десять веревки, чтобы хворост вязать. Валежника было много. Но мы упорно углублялись в чащу. Правда, недолго. Сначала Жорка нашел немецкую каску и тут же нацепил ее на башку. Затем мне попался настоящий парабеллум, почти не тронутый ржавчиной, потому что был в кобуре. Но зловредная Оля тут же его у меня отобрала:

– Вдруг он выстрелит!

Вот дура. А через минут пять я нашел шмайссер, правда без магазина. И сказал, что фиг его отдам, даже под дулом ее пистолетика. Валерка нашел обычный солдатский штык. Длиннющий, но в ножнах. Слегка поржавевший, и мы его едва вытянули. Внутри был довольно приличным. Короче, загрузились трофеями и перестали собирать позеленевшие патроны, валявшиеся повсюду. Затем стали собирать хворост и вязать его, осторожно обходя неразорвавшиеся мины и снаряды. Да уж, горячо тут было когда-то. Вся местность в воронках…

Идея пугать Ольгу пропала сама по себе. Во-первых, уже сильно вечерело. А кроме того, сами опасались, что заблудились – свой компас я забыл. Знал только, что светлое небо должно быть строго за спиной. Впрочем, именно это нас и вывело из леса. Метрах в пятидесяти от нашего лагеря. К удивлению моему и всех, Ольга ни разу не заныла, ни стала, как обычно, нудить и выговаривать, а совершенно молча тащила свой небольшой пучок хвороста, раза в четыре тоньше нашего. Но наш-то – связанный, а у нее так себе, только с одного конца.

В лагере нас встретили как героев. Дружно заорали, с восторгом рассматривая наши трофеи. Да ненадолго наши они были. К моему злорадству (хотя и напрасному), парабеллум у Оли забрал Георгий Степанович в наш школьный музей. А вот каску и шмайссер мы сами тащили всю дорогу. Некоторые пацаны тоже трофеев насобирали. Почти не хуже нашего: пару винтовок с полуразбитыми прикладами. Одна даже со штыком. Это наше, советское оружие. Несколько дней похода нам пришлось таскать на себе по очереди это железо.

Но это все ерунда. Знали бы вы, как здорово вдыхать запах костра, есть печеную картошку, запивая чаем безо всякого сахара, но крепкого… И петь грустные «костровые» песни. Георгий Степанович буквально помолодел, хотя ему и нелегко было. И годы, да и старые раны давали себя знать. Ведь спали на земле. Сашка-физрук всякое утро делал ему массаж. Зато домой возвращались на двух роскошных львовских автобусах, поджидавших нас в одном маленьком поселке в назначенное время.

Теперь ничего этого нет и никогда не будет. Море затопило все: и ту нашу тропу, и многое чего еще. Да и вместо прежнего леса давно стоят роскошные виллы и коттеджи наших начальников, обещавших нам коммунизм, но, не выдержав, сделали его себе. Потому что он на горизонте, а времени у них мало. Могли бы и не дойти…

 

© Copyright Юрий Перетокин 2011
рассказы друзей Ламат

Ваш отзыв